Пред.ОглавлениеСлед.

Так и стал дядя Фёдор жить в деревне. И люди в деревне его полюбили. Потому что он не бездельничал, всё время делом занимался или играл. А потом у него забот поприбавилось. Узнали люди, что он зверей любит, и стали ему разных зверюшек приносить. Птенец ли от стаи отобьётся, зайчонок ли потеряется, сейчас же его берут – и к дяде Фёдору. А он с ними возится, лечит их и на волю отпускает.

Однажды у них галчонок появился. Глаза как пуговицы, нос толстый. Сердитый-пресердитый.

Дядя Фёдор его накормил и на шкаф посадил. И назвали галчонка Хватайкой: он что ни увидит, всё на шкаф тащит. Увидит спички – на шкаф. Увидит ложку – на шкаф. Даже будильник на шкаф перетащил. А взять у него ничего нельзя. Сразу Хватайка крылья в стороны, шипит и клюётся. У него на шкафу целый склад получился. Потом он немного подрос, поправился и стал в окно вылетать. Но к вечеру обязательно возвращался. И не с пустыми руками. То ключ от шкафа утащит, то зажигалку, то детскую формочку. Однажды даже соску принёс. Наверное, какой-нибудь малыш спал в коляске на улице, а Хватайка подлетел и соску вытащил.

Очень дядя Фёдор боялся за галчонка: плохие люди могли его из ружья застрелить или палкой стукнуть.

А кот решил галчонка к делу приучать:

– Что это мы его зря кормим! Пусть пользу приносит.

И стал он галчонка учить разговаривать. Целыми днями сидел около него и говорил:

– Кто там? Кто там? Кто там?

Шарик спрашивает:

– Что, тебе делать нечего? Ты бы его лучше песне какой выучил или стихотворению.

Кот отвечает:

– Песни я и сам петь могу. Только от них пользы нету.

– А от твоего «ктотама» какая польза?

– А такая. Уйдём мы в лес за дровами, и дома никого не останется. Любой человек может в дом зайти и унести что-нибудь. А так придёт человек, начнёт в дверь стучать, галчонок спросит: «Кто там?» Человек подумает, что дома кто-то есть, и ничего воровать не станет. Ясно тебе?

– Но ты же сам говорил, что у нас красть нечего, – спорит Шарик. – Ты даже меня брать не хотел.

– Это раньше было нечего, – объясняет кот, – а теперь мы клад нашли.

Шарик с котом согласился и тоже стал учить галчонка «ктотаму». Целую неделю учили его, и наконец галчонок выучился. Только кто-нибудь в дверь постучит или на крыльце затопает, Хватайка сразу спрашивает:

– Кто там? Кто там? Это кто там?

И вот что из этого получилось. Однажды дядя Фёдор, кот и Шарик пошли в лес грибы собирать. И дома никого не было, кроме галчонка. Тут почтальон Печкин приходит. Он в дверь постучал и слышит:

– Кто там?

– Это я, почтальон Печкин. Принёс журнал «Мурзилка», – отвечает он.

Галчонок опять спрашивает:

– Кто там?

Почтальон снова говорит:

– Это я, почтальон Печкин. Принёс журнал «Мурзилка».

Только дверь никто не открывает. Почтальон опять постучал и опять слышит:

– Кто там? Это кто там?

– Да никто. Это я, почтальон Печкин. Принёс журнал «Мурзилка».

И так у них целый день продолжалось. Тук-тук.

– Кто там?

– Это я, почтальон Печкин. Принёс журнал «Мурзилка».

Тук-тук.

– Кто там?

– Это я, почтальон Печкин. Принёс журнал «Мурзилка».

Под конец Печкину плохо стало. Совсем его замучили. Он на крылечко сел и сам стал спрашивать:

– Кто там?

А галчонок в ответ:

– Это я, почтальон Печкин. Принёс журнал «Мурзилка».

Печкин опять спрашивает:

– Кто там?

А галчонок опять отвечает:

– Это я, почтальон Печкин.

404 Not Found

Принёс журнал «Мурзилка».

Когда дядя Фёдор и Матроскин с Шариком домой пришли, они очень удивились. Сидит почтальон на крыльце и одно и то же говорит: «Кто там?» да «Кто там?»

А из дома одно и то же слышится:

– Это я, почтальон Печкин. Принёс журнал «Мурзилка»… Это я, почтальон Печкин. Принёс журнал «Мурзилка».

Еле-еле они почтальона в себя привели и чаем отпоили. А когда он узнал, в чём дело, он не стал обижаться. Он только рукой махнул и две лишних конфеты в карман положил.

Еще не было девяти часов, как уже все собрались и с нетерпением ждали продолжения рассказа доктора.

Николай Васильевич раскрыл свою толстую тетрадь, разложил остро отточенные карандаши и приготовился записывать.

Доктор же точно так же, как и в первый раз, просматривал свой дневник, записную книжку, какие-то заметки, записки, готовясь к продолжению увлекательного рассказа, а вернее, повести, и при этом такой повести, которую вряд ли кому доводилось слышать.

Доктор приводил в порядок свои заметки. Повесть его была ведь основана на правдивых событиях, записанных самим и с такими особенностями, которых ни в каком романе не прочтешь.

Терпеливо в полном молчании мы ожидали продолжения повести.

— Ну как? Слушать будете?
— спросил доктор, оторвавшись на минуту от своих бумаг.

— Вы что же? Издеваетесь над нами?
— сказал Дмитрий Павлович.

— Ну, слушайте.

И доктор начал:

— Как уже я говорил, после того, как кухарка уехала на ночь в деревню, мы остались с Галчонком в квартире вдвоем. И вечером улеглись в кровать…

Мы лежали обнаженные под одеялом, тесно прижавшись друг к другу. Я лежал на левом боку, левой же рукой обвил Галчонка за шею и плечо, а правой поглаживал ее ягодицы. Было упоительно сладко. Я положил головку члена на ее лобок — венерин холмик, и продолжал гладить ее теплую задницу. Мне не хотелось спешить, хотя я чувствовал, что она томится желанием, что она хочет меня.

— Помнишь, — спросил я ее, — ты говорила, что знаешься с мужчинами недавно. В городе после отчима ты была близка с кем-нибудь?

Она, уткнувшись личиком мне в грудь, тихо прошептала:

— Да

— Расскажи, как это было.

— Нет, вы будете серчать на меня.

— Ну что ты! Я же знал, что ты имела сношения с отчимом, и не сержусь. Мне будет только приятно знать и услышать от тебя все…

— А что знать?

— Ну, с кем и как ты имела сношение в городе?

— Стыдно вспомнить…

— Ничего. Расскажи. Когда первый раз было?

— На четвертый, кажись, день, как я пришла в город. Было темно уже и я шла в ночлежку. Возле парка меня нагнал какой-то гимназистик, молоденький. "Девочка, — говорит, — хочешь полтинник?" А сам озирается вокруг и весь красный, стыдился… А я говорю: "Давай", — а сама смеюсь. "А дашь?" -спрашивает. "А что ты хочешь?" — говорю.

Слово галчонок

Он еще пуще покраснел. "Идем, — говорит, — вон туда, в кусты…". "Идем", — говорю. Пошли. А он все озирается по сторонам. Зашли в кусты. Он обнял меня и поцеловал… зачали тыкаться… Вот и все.

— Легли на травку?
— спросил я, сжимая Галчонка.

— Нет, трава мокрая была. Мы стояли…

— Неудобно было?

— Знамо, что не на кровати. Попервоначалу он совершенно не попадал-то.

— А высокого росту?

— Чуть пониже меня, полненький такой, приятный…

— Он тебе еще нравится?

— Не знаю…

— Платье он на тебе сам поднял? Или ты ему помогала?

— Сам. Сперва он стал гладить меня рукой поверх платья по животу и промеж ног. А потом забрался под платье. Расстегнул себе штаны и сразу шишкой своей мне в сюку начал тыкать…

— У него большая шишка? Трогала ты ее рукой?
— спросил я, целуя взасос шею Галчонка.

— Трогала… шишка у него тонкая, но длинная.

— Такая, как у меня?

— Нет… много тонче и покороче…. но-таки длинная.

— Пробрала тебя?
— спросил я, теснее прижимая ее к себе.

— Не знаю…

— Но все-таки ты спустила?

— Не знаю…, — а затем чуть слышно добавила: — Да…

Я лег промеж ног Галчонка и вдвинул головку члена в ее влагалище, которое тотчас же сжало ее… Изогнувшись, я поцеловал ее возле ушка и спросил:

— А он сразу задул тебе шишку?
— Нет, сперва тыкал как попало, — в живот, в ноги и все быстро, быстро… Потом присел немного, а потом-таки задвинул.

— И долго он тебя?

— Долго… но часто переставал..

— Как так?

— А так. С пяток минут он так быстро, быстро подвигает, а потом оторвется и шепчет: "Погоди… я погляжу, нет ли кого, и…." — пойдет походит кругом кустов, озираясь во все стороны.

— А что ты делала?

— А я стояла и ждала.

— И хотела…?

— Раз начали уж…

— Ну, а потом?
— спросил я, чуть глубже вводя член в ее уже совсем мокрое влагалище.

— Потом подбежит ко мне, присядет немного и сразу засадит… и опять как кобель быстро-быстро… А потом опять оторвется и за кусты, ну озираться…. И так разов пять накидывался на меня…

— Ну, и спускал?

— Нет… Один раз только в конце. Охватил меня руками сильно-пресильно… Слышу, дышит часто и задыхается, и задвигает все сильнее, а сам инда всхлипывает, и, когда зачал спускать, чуть мы оба не повалились на траву, еле удержались….

— Ну, а ты… спускала?
— спросил я и прижал головкой члена ее матку.

— О-го-гоо, — тихо застонала она и согнула слегка колени.

— Спускала?
— повторил я.

— Да-а-а… два раза…

— Скажи… он… он достал шишкой твою матку в сюке?

— Нне… знаю… ой, ой, больно глубоко вы тыкаете… Он тоже, но не так…

— А как?

— Тот раз, первый раз, я не примечала, чтобы доставал, а другой раз было…

— Так он тебя и другой раз употреблял? Скажи, сколько раз он тебя употреблял?

§§  53 54 55

◄ § 53. Суффиксы имён существительных. ►

     Суффиксы существительных делятся на две группы: 1) при помощи одних суффиксов от глаголов, прилагательных и существительных образуются слова с новым значением: писать – писатель, старый – старик, рыба – рыбак; 2) при помощи других суффиксов от существительных образуются новые существительные, обозначающие те же предметы, но с оттенком уменьшительности, увеличительности, ласкательности и пренебрежительности.

I. Суффиксы первой группы.

     I. В русском языке имеется значительное количество суффиксов, образующих  н а з в а н и я   л и ц.
     1. Название лица по характерному для него дейстзию образуется при помощи суффиксов:

     2. Название лица по предмету, характерному для его деятельности, профессии, образуется при помощи суффиксов:

     3. Название лица по характерному для него признаку образуется ври помощи суффиксов:

     4. Название лица по его принадлежности к политическому или научному направлению, общественной организации и пр. образуется при помощи суффиксов:

     5. Название лица по принадлежности к той или иной народности, по месту жительства и т. п.

Значение слова ГАЛЧОНОК в Орфографическом словаре

образуется при помощи суффиксов:

     6. Название лица женского пола образуется при помощи, суффиксов:

     II.  Н а з в а н и е   м е с т а   или   п о м е щ е н и я  образуется при помощи суффиксов:
-(ль)-н-я: пекарня, овчарня, спальня, красильня:
-(л)-ищ-е: убежище, жилище, пожарище.

     III.  Н а з в а н и я   о р у д и й   и   в е щ е й  по их назначению образуются при помощи суффиксов:

     IV.  Н а з в а н и я   к а ч е с т в  образуются при помощи суффиксов:

     V.  Н а з в а н и я   д е й с т в и й  образуются при помощи суффиксов:

     VI. Существительные с собирательным значением образуются при помощи суффиксов:
          -ств-о:    учительство, студенчество;
          -ь-ё:    вороньё, зверьё, гнильё.

     VII. Существительные со значением единичности образуются при помощи суффиксов:
          -ин-а, -инк-а: горошина, жемчужина, крупинка, песчинка.
     VIII. Названия молодых животных образуются при помощи суффиксов
          -ёнок (-онок): котёнок, медвежонок.

II. Суффиксы второй группы.

     1. Уменьшительно-ласкательные значения обозначаются при помощи суффиксов:

     2. Пренебрежительные оттенки существительных обозначаются при помощи суффиксов:
          -ишк-о, -ишк-а: городишко, человечишка, хвастунишка;
          -ёнк-а, -онк-а: избёнка, шубёнка, клячонка.
     3. Увеличительные оттенки существительных обозначаются при помощи суффиксов:
          -ищ-е, -ищ-а: домище, ручища.

Упражнения.

◄ § 54. Правописание суффиксов.

     1. -ик, -ек. Чтобы различить суффиксы -ик, -ек (-ок), надо помнить, что при склонении слова суффикс -ик сохраняет гласный звук, а суффикс -ек (-ок) утрачивает гласный звук: ключ-ик – ключ-ик-а, огурч-ик – огурч-ик, но цветоч-ек – цветоч-к-а, огонёч-ек – огонёч-к.
     2. -ок, -ек. После шипящих под ударением пишется -ок: бережк, волчк, петушк, сапожк. Суффикс -ек после шипящих пишется в том случае, если на него не падает ударение: нжичек, оршек.
Упражнения.
     3. -ец, -иц-а. Суффикс -ец бывает только в словах мужского рода, а суффикс -иц-а бывает только в словах женского рода: хлебец, старец, но: конница, лужица.
Упражнение.
     4. -ец-о, -иц-е. В существительных среднего рода пишется -ецо, если ударение падает на окончание, и пишется -ице, если ударение падает на основу: письмецо, ружьецо, но платьице, креслице.
Упражнения.
     5. инк-а, -енк-а. Суффикс -инк-а пишется в существительных, которые образованы от слов на -ин-а, имеющих значение единичности: соломина – соломинка, проталина – проталинка; -енк-а пишется в словах, образованных от существительных, основа которых в род. пад. множ. числа оканчивается на -ен: пашня – пашен (род. пад. множ. числа) – пашенка; басня – басен – басенка; сосна – сосен – сосенка.
Но: деревня – деревень – деревенька; кухня – кухонь – кухонька.
Упражнения.
     6. -ушк-, -юшк-, -ышк-. Суффикс -ышк- употребляется в существительных среднего рода: солнышко, перышко. Суффикс -ушк-, -юшк- пишется в словах мужского и женского рода: дедушка, соседушка, коровушка, волюшка, батюшка, хлебушко. Суффикс -юшк- пишется также в словах среднего рода с мягкой основой: поле – полюшко, горе – горюшко.      7. После суффиксов -ушк- (-юшк-), -ишк- пишется окончание или :
     а) В существительных женск. рода пишется всегда окончание ; головушка, волюшка, землишка.
     б) В существительных мужск. рода, если они обозначают одушевлённые предметы, пишется окончание : дедушка, сынишка; если же они обозначают неодушевлённые предметы, то пишется окончание : хлебушко, дворишко.
     в) В существительных средн. рода пишется всегда окончание -о: полюшко, письмишко, стёклышко, крылышко.
Упражнения.
     8. -ичк-а, -ечк-а. Суффикс -ичк-а (обычно с ударяемым и) пишется в существительных, образованных от слов на -иц-а или -ик-а: странца – странчка, лисца – лисчка, лстница – лстничка, землянка – землянчка. В остальных случаях пишется -ечк-а: ложка – ложечка, бумажка – бумажечка, скамейка – скамеечка.
Упражнения.
     9. -ёнк-а (-онк-а), -ёнок (-онок). После шипящих под ударением вместо -ёнк-а, -ёнок пишется -онк-а, -онок: книжнка, медвежнок, мышнок, галчнок.
     10. -еньк-а, -оньк-а. В ласкательных суффиксах -еньк-, -оньк- после н пишется ь: маменька, берёзонька.
Упражнения.
     11. -ищ-е, -ищ-а. Суффикс -ищ-е (с окончанием ) пишется в словах мужского и среднего рода (склоняются по 2-му склонению): дом – домище, нос – носище, болото – болотище, бревно – бревнище. Суффикс -ищ-а (с окончанием ) пишется в словах женского рода (склоняются по 1-му склонению): скука – скучища, лапа – лапища, борода – бородища.
Упражнения.

     12. -щик, -чик. После согласных суффиксы -шик и -чик в произношении трудно различаются. В сомнительных случаях нужно помнить, что в существительных, которые обозначают людей по характеру их занятий и действий, пишется суффикс -чик, если перед суффиксом стоит т, д, с, з, ж:летать – лётчик, переводить – переводчик, разносить – разносчик, возить – возчик, перебежать – перебежчик. После других согласных пишется -щик: наборщик, каменщик, пальщик. После т только несколько слов, главным образом иностранного происхождения, имеют суффикс -щик: флейтщик, ремонтщик, бриллиантщик и др.
     Перед суффиксами -щик и -чик мягкий знак пишется только после буквы л: стульчик, курильщик, пильщик (но: кончик, банщик, каменщик).
Упражнения.

◄ § 55. Правописание частицы не с существительными.

     Частица не пишется с существительными слитно:
     1) если без частицы не существительное не употребляется: невзгода, ненастье, неряха, негодование;
     2) если прибавлением частицы не образуется новое слово, которое можно заменить другим, близким по значению словом: неприятель – враг, несчастье – беда.
     Частица не пишется при существительных раздельно, если имеется или подразумевается противопоставление: Это не правда (а ложь).

Он мне не приятель (а только знакомый).
Упражнения.

Упражнения по всему пройденному об имени существительном.

◄

В это время нам удавалось раза два-три в неделю на час, а то и больше, как я уже сказал, остаться вдвоем. Обычный акт совокупления я растягивал как можно дольше и заканчивал его сильным оргазмом. У моей же маленькой партнерши это вызывало два, а иной раз и три оргазма в течение одного или двух часов. Излюбленной нашей позой вскоре стало положение, при котором она поворачивалась ко мне спиной…

Иногда она встречала на улице Виктора, особенно близ парка, и всякий раз Виктор, глядя на нее с восхищением, просил ее о свидании. Она отказывалась, ссылаясь, как она об этом мне говорила, на то, что по вечерам она не может выходить из дома…

Наконец, когда кухарка объявила о своем желании в ближайшую субботу отправиться в деревню на ночь, я решил ускорить события, окончательно смирившаяся Галчонок была уже согласна встретиться дома…

Я посоветовал ей погулять вблизи школы в момент окончания занятий там, и, встретив Виктора, согласиться на свидание, и если согласится, предложить ему прийти к нам в дом в семь часов вечера в субботу. При этом, следовательно, нужно было сказать Виктору, что у нас никого дома не будет до десяти часов и что в случае, если я приду часов в 10 и увижу его там, то, мол, ничего не будет и я не рассержусь. Виктор знал наш дом, несколько раз провожал Галчонка до калитки, встречал также и меня, и кухарку несколько раз. Обнимая и целуя Галчонка, я шептал ей, что она может не стесняться и чувствовать себя хозяйкой, что она может запереться с Виктором в кабинете и спокойно наслаждаться.

— Знаешь что, — проговорил я, поглаживая ее твердый клитор,

— Что?

— Ты сделай так, чтобы он тебя употребил сзади, как я…

— Он не умеет.

— А ты научи его. Он будет прижимать тебя к себе, а ты поворачивайся к нему спиной… задницей… он догадается. А ты мне потом расскажешь, да?

— Да… я хочу…, — добавила она, покраснев и опустив головку.

В доме в это время никого не было, и я решил поставить Галчонка на диван на колени, к себе задницей…

Желая усилить наслаждение, я взял большое зеркало и поместил его перед личиком Галчонка.

— Смотри в зеркало, — сказал я, медленно вдвигая пенис в ее горячее влагалище.

— Зачем? — спросила она, торопливо взглянув в зеркало и, встретившись в зеркале с моим страстным взглядом, опустила голову.

— Я хочу видеть тебя…

— Мне стыдно…

— Смотри…

Она подняла головку и вновь встретилась в зеркале с моим взглядом.

— Смотри…

— Смотрю…

Я, не отрываясь, глядел на ее красивое личико и делал медленные движения, задевая пенисом матку.

Иногда она отводила в сторону головку от зеркала. Иногда опускала или закрывала глаза, но всякий раз я требовал:

— Смотри в зеркало!

Когда комната наполнилась привычными и громкими сосущими звуками, производимыми движениями пениса во влагалище, упругом и влажном, она перестала отворачиваться.

Сладкая животная боль и похоть все больше отражались на ее лице — глазки полузакрылись, ротик полуоткрылся, дыхание становилось труднее. Я почувствовал, что ее горячие ножки и тело начинают напрягаться… Она уже не отводила своего взгляда от моего. Я невольно ускорил движения. Она еще больше приподняла задницу и покраснела, заметив в зеркале, что я впился глазами в ее заднепроходное отверстие…, под которым обрабатывал ее вульву мой пенис. Она вздрогнула, напряглась и тихо застонала.

Спускала она долго, страстно, обильно. Мускулы ее вульвы толчками сжимали и разжимали мой член.

Я весь сжался, чтобы выдержать до конца ее оргазм, а затем вынул член из влагалища и, прижав к ее заднему проходу, несколько раз брызнул в него. При этом кончик головки члена скользнул внутрь ее задницы, вызвав у нее протяжный тихий стон.

Оставшиеся до приглашения Виктора дни я использовал для подготовки моего пункта наблюдения. За стеной моего кабинета была расположена комната, отведенная под кладовую. В ней была нагромождена различная мебель и прочий хлам. Стена была деревянная, однако настолько прочная, что мне пришлось порядочно повозиться, чтобы проделать в ней маленькое отверстие и тщательно замаскировать его с обеих сторон.

как писать галченок или галчонок

В конце концов все удалось как нельзя лучше. Отверстие давало мне возможность видеть почти весь кабинет, особенно диван и почти всю кровать. Наконец, настал желанный вечер. Галчонок сообщила, что Виктора она видела два раза и условилась с ним, что сегодня ровно в семь он придет к нам, а Галчонок его уверила, что я вернусь не раньше десяти часов вечера. В половине седьмого я собрался уходить.

— Да, вот что, — сказал я. — Возьми вот деньги и купи побыстрее к ужину себе и Виктору, да и мне, когда вернусь, конфет, пряников и еще чего-нибудь. Еще время есть.

— Хорошо, я побегу.

— А я сейчас уйду, мне надо спешить, а часов в 10, не раньше, я вернусь. Я крепко поцеловал ее, и тотчас же оторвался, так как почувствовал напряжение пениса, а мне не хотелось испортить вожделенного зрелища, к которому я так тщательно готовился. Мы вышли на улицу, Галчонок отправилась в магазин, а я повернул в другую сторону, зашел за угол и сейчас же, внимательно озираясь по сторонам, вернулся домой, запер за собой дверь, забрался в кладовую, приоткрыл слегка свое замаскированное отверстие и принялся ожидать, перелистывая захваченную с собой книжечку.

~ 4 ~

Предыдущая страница

Как пишется слово галчонок

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *