Примеры употребления слова наизнанку в литературе.

Для знающего человека это означает, что мозги у него уже окончательно были вывихнуты наизнанку настолько, что его даже побоялись отправить в какую-нибудь часть, а оставили в очной адъюнктуре на кафедре военного права.

Вывернутый наизнанку, Дмитрий Айзенберг сумел-таки подняться с пола, с тем чтобы, вытерев физиономию рукавом, принять горизонтальное положение, а именно — замертво рухнуть на койку.

Наизнанку штаны — значит быть кому-то битым Значит зря ангидрит реагировал на бром Раздобыть-бы трихлор, положить конец на битум: Все хотел по любви, да не взял тебя добром!

Сказав это, Кот Ангорский попятился от самого себя, сделал безуспешную попытку вывернуться наизнанку и в отчаянии метнулся под кровать.

В Антимире нет никакой Англии, а на том месте, где она должна быть, находится Рио-де-Жанейро, жители которого ходит в Чорных Штанах, надетых наизнанку, белой подкладкой наружу.

Почему наши генералы-марксисты с атрофированным национальным чувством правду о войне выворачивают наизнанку в угоду гитлеровцам?

Не всякий афоризм только прочищает мозг, иной выворачивает его наизнанку.

У каждого свое горе, и выносить его на мир, давать советы в присутствии других людей — это означало бы выворачивать наизнанку чужую душу, выставлять напоказ глубоко интимное.

Мрамор белокур, как наизнанку вывернутый уголь, и местность мнится северной.

В книге было много исключительно неприятных иллюстраций: человек, вывернутый наизнанку, ведьма, на голове у которой проросло несколько пар рук.

Парадоксализация обыденного — выворачивание наизнанку и переосмысление устоявшегося в культуре клише или знака.

И легко меняются местами, как левое и правое при отражении в зеркале, как внешнее и внутреннее при выворачивании наизнанку.

Потом, — поживших в городе сильней манила жизнь, — вот так же ходили, выворачиваясь наизнанку в жениховском чванстве, покрикивая песни.

Темное лезвие корпуса Меконга, пройдя между плотно сжатыми, вывернутыми в этом месте наизнанку силовыми линиями, ударило в энергетический центр, в невидимый засов, скреплявший защитное поле замка, в его единственную уязвимую точку.

Изогнутая стена старого туннеля в конце коридора, напоминающего вывернутого наизнанку и скрученного в трубку дикобраза, как иголками, утыкана оружием: пулеметами, винтовками, дротиками, саблями, пиками, огнеметами, базуками, морозильными палочками, лазерными пушками, микроволновыми излучателями, капсулами с ядом, скорострелами, арбалетами, вибромечами, молниеотводами и так далее.

На изнанке

Антон Бичёв

На моих руках мозоли, кровавые мозоли…. Болят так, что я готов отрубить  себе руки. Ничего удивительного. Работаю грузчиком в крупном торговом центре, где яркие витрины, дорогая одежда, сотовые телефоны и золото…. А я житель изнанки этого торгово-розничного рая. Мозоли от тяжёлой работы и мастурбации, такой грубой, мужской мастурбации, плевок на ладонь и поехали…. Кончил? Да, ну вот оно и будничное счастье. А что вы хотите? Другие радости мне не доступно. Да я особо и не расстраиваюсь. Меня устраивает.
В моём торговом центре всё наворочено, для богатых. Бутики, много бутиков, тряпьё, манерные мальчики, высокомерные женщины, мужики в чёрных очках и с наушником в ухе, продавщицы-модели, с вечной улыбкой. Хотел с одной познакомиться, говорю: «Детка ты best, давай после работы встретимся?» Она на меня посмотрела, как на таракана.  Вот б***ь думаю, чё она из себя строит? Торгашка, а всё тута же! Правильно, к ней эти с наушником в ухе клеятся, вот она и строит из себя. И вообще что это получается?  Золото – они, женщины – они, пистолеты – они, а где мы то? Мы то где? На изнанке долбаного мира, где-то под землёй, в сортире?  Где мы, те, кто работает скорее за спасибо, чем за то, что нам платят? Мы то что? А мы получается совсем ничего, нас принимают за старый заборчик, покрасил и нормально, постоит, не золото, но что поделаешь, необходимость. За ним ещё хуже: класс алкоголиков, наркоманов, проституток, уж лучше они….
Вчера, ближе к вечеру, в нашем торговом раю, случилась неприятность, женщине стало плохо. Скорая помощь приехала. Врач, такая рыжая, подбежала, спрашивает, что-то там спрашивает, я вдалеке не слышу…, я не вижу, мне далеко. Стало интересно, как и всем, подошёл, оказалось нож в спине. Все столпились, смотрят, я отошел, не люблю красный, мне больше нравится фиолетовый, сиреневый…..
Женщину увезли на скорой. Потом кто-то из продавщиц сказал, что всё хорошо с ней уже, выписали. У нас, её блондинка какая-то пырнула, а потом просто ушла…..
Я живу, одиноко, не то, что бы совсем…. У меня есть кот, такой серый  в чёрную полоску кот, которого я нашёл на улице.  Иногда, ко мне заходит школьный друг, он работает врачом, мы с ним пьем, вотку, иной раз позволяем себе сухое вино, по праздникам. У него есть жена, но она его бьёт, бьет по ночам, выжигает сигаретами кожу, обливает водой, смеётся. Он с ней жить не может, приходит ко мне и напивается, так ему легче…..
На изнанке, нет жизни, только существование, такое иногда весёлое, иногда пьяное, обкуренное, хитрое, неулыбчивое существование. Жизнь это там…, ну тааам, за пластиковой дверью, прямо по коридору и на лево или за стенами, на улице. Здесь?

наизнанку — склонение и ударение в слове

Нет. Там!!!
Иногда, ко мне приходит женщина, такая красивая блондинка на каблуках, всегда в узкой, такой длинной, и такой узкою юбке, зовут её Инна. Она живёт в соседнем подъезде, на четвёртом этаже. Да, в шестом подъезде, на четвёртом этаже, а я в пятом, на седьмом. Она приходит ко мне вечером, всегда около шести. Стучит в дверь, никогда не звонит, я открываю, Инна, молча, заходила в квартиру и идёт на кухню, это значит, что она принесла печенье, заварку….
Я курю, смотрю на неё, она кипятит воду в чайнике, трогает волосы и улыбалась. Я люблю её улыбку, такую добрую, наивную…
Мы пьём чай, душистый, ароматный, ни о чём не говорим, никуда не идём, просто так сидим. Я смотрю на неё, она в окно и так мне по душе это, так чисто, так уютно, и таракан бежит, а мне так чисто, широко и много всего, так много, что я начинаю жить…. Аж дух захватывает, захватывает и уносит. Чисто и широко, так что забыться хочется, подняться со стула колченого, раскрыть окно и уйти – чистота вокруг много чистоты….

© Copyright: Антон Бичёв, 2010
Свидетельство о публикации №210112600562

Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении

Другие произведения автора Антон Бичёв

Рецензии

Написать рецензию

Другие произведения автора Антон Бичёв

Как правильно пишется: наизнанку или на изнанку?

Толкование (значение) слова наизнанку

я могу вывернуться наизнанку

Сигнал

самый неподдельный аут,обычно,начинается со слов : "посмотри на меня".посмотри на меня-это коротковолновый электрический разряд,которого нужно избежать и при возможности выдернуть из себя на исходе,в спешке,быстрее,говоришь,что у меня обязательно должно получиться.посмотри на меня-это восьмое февраля рано утром,в толпе среди таких же никчемных,невпечатляющих ничем людей.когда "важность увидеть" зашкаливает и превышает отметку максимума,когда коснуться плеча становится жизненно необходимым и господствующим,чем-то таким,без чего ты больше никогда не сможешь дышать
страх,паника,ужас,скопление грязи,безыдейности,то,от чего хочется блевать и то,чему нет ни начала,ни конца.периодами,мом­ентами,длительностью.жрет.
вписывая себя в уязвимость слов,я не могу добраться до самого эпохального.либо его и не было,либо
-посмотри на меня
в панике набрасываюсь на лицо руками.стоит мне завопить,как ты повторяешь эту фразу снова и снова.я опасаюсь этого мира и всеми силами пытаюсь найти в себе черную дыру,что сжирает меня по ночам без ножа и вилки,что делает равнодушным и бесстрастным по отношению даже к преимущественно близким людям
когда прикасаешься к каждому дурному воспоминанию с определенной нежностью,трепетом и даже осторожностью  мысли элементарно стереть его из своей отяжелевшей памяти , то волей-неволей поддаешься ошеломительной буре чувств,которая сопровождается ураганами дисгармонии,а так жизненно необходимо исключить отдельные части пережитого,но нет.каким-то особым образом они проникают своими грязными "пальцами" ну просто в самые недры тебя,заставляя часами сидеть неподвижно и сверлить взглядом любую точку пространства.
я устал.я устал уставать ежегодно,ежемесячно,еженедельно(так можно продолжать бесконечно) и хочу некоторой стабильности,которая сможет огородить меня от бессрочной тоски по самому себе.

© Copyright: Сигнал, 2014
Свидетельство о публикации №114102108868

Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении

Другие произведения автора Сигнал

Рецензии

Написать рецензию

На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные — в полном списке.

Написать рецензию     Написать личное сообщение     Другие произведения автора Сигнал

«Все вывернуто наизнанку…»

Оксана Шверник из украинского города Мариуполя установила связь со мной вполне обычным в таком нехитром деле образом. Прислала на мое имя обширное письмо в издательство, где вышла в свет моя очередная книжка. Я отозвался на ее послание и указал в своем ответе номер моего домашнего телефона.

Оказавшись осенью 1999 года по служебным делам в Москве, Оксана позвонила мне, и спустя пару часов мы с ней встретились в центре города. Тридцати с небольшим лет от роду, она была, по ее словам, прирожденным медиумом. В другом месте этой книги, где пойдет речь о контактах с загробным миром, я перескажу две истории про ее беседы с душами умерших. С ее слов я записал полтора десятка таких историй, каждая из которых любопытна по-своему…

Оксана утверждала, что не просто умеет общаться со странно выглядевшими жильцами густонаселенной потусторонней реальности, но к тому же обладает и уникальной способностью заглядывать мысленным взором как в прошлое, так и в будущее живых людей.

Услышав такое заявление из ее уст, я с ходу предложил ей:

– Давайте немедленно поставим вместе с вами эксперимент наВ мне. Расскажите мне о моем прошлом, а также и о моем будущем:

Женщина внимательно, очень внимательно посмотрела на меня большими карими глазами.

– Люди не любят узнавать про события из своего собственного будущего, – сказала с расстановкой она. – Они боятся таких знаний.

– Я тоже боюсь, – криво улыбнувшись, промямлил я. – Но ради того, чтобы вкусить сладость эксперимента, готов подставить собственную душу под… э-э… под ваш медиумический дамоклов меч.

После продолжительной паузы Оксана Шверник медленно, чуть заметно кивнула, соглашаясь выполнить мою просьбу.

Она прикрыла глаза и стала дышать глубоко, но с большими паузами между вдохами. Спустя пару минут, по-прежнему не открывая глаз, женщина заговорила. Ее речь была вялой, заторможенной, словно бы слова произносились ею в полудреме, на зыбкой грани между явью и сном. Она верно, кратко обрисовала три события из моего прошлого, которые я сам считаю, между прочим, наиболее важными в нем. Я слушал эти ее речи как зачарованный.

А потом Оксана вдруг надолго замолчала. На ее левом виске лихорадочно запульсировала жилка.

– Меня интересует мое будущее, – нетерпеливо подал голос я, прерывая молчание, затянувшееся, по-моему, не в меру. – Расскажите, пожалуйста, о будущем

Странное существо – «жилец иной реальности»? – встреченное группойсвидетелей на шоссе летом 1991 года в США. Рисунок одного из свидетелей.

С трудом роняя слова, как бы почти давясь ими, Оксана Шверник проговорила с видимым усилием:

– Все будет хорошо. Чем сейчас занимаетесь, тем будете заниматься и дальше. Без каких-либо страшных происшествий в жизни. Проживете долго, если…

И она опять примолкла.

– Что – если?

наизнанку — Говорим и пишем правильно

– спросил настороженно я.

– Если не вляпаетесь, извините, по уши в эту кошмарную историю с насекомыми, движимый любопытством, пустым и вздорным. Ни в коем случае не повторяйте свой эксперимент с насекомыми снова, – прошептала с натугой в голосе женщина. И повторила: – Да, ни в коем случае. Это опасно для вашей жизни… Если повторите его, то, скорее всего, сойдете с ума.

– Эксперимент с насекомыми? – переспросил я, дивясь услышанному, не понимая его сути. – О каком эксперименте говорите вы?

– Скоро, очень скоро вы поставите такой эксперимент. Не надо повторять его! Насекомые… Они… Они – не люди. Они… Они – другая форма жизни. Принципиально другая. Насекомые могут разрушить вашу психику, ваш мозг.

Оксана резко открыла глаза, налившиеся, как тут же подметил я, кровью. Волна дрожи прокатилась сверху вниз по ее стройному телу. Женщина вышла из медиумического транса.

– Что вы имели в виду, толкуя о насекомых? – тотчас же поинтересовался я.

– О каких насекомых? – вопросом на вопрос ответила она.

– О насекомых, которые могут разрушить мою психику, мой мозг.

– Я говорила о таких насекомых? – удивилась моя собеседница.

– Да. Говорили.

– Ничего не помню. – Оксана смущенно улыбнулась и развела руками. – У меня такое, знаете ли, случается иногда. Выхожу из транса, силюсь вспомнить о том, про что минуту назад говорила, и не могу. Не удается вспомнить.

Я сказал:

– Вы посоветовали мне не повторять эксперимент с насекомыми, который я якобы проведу в ближайшем будущем. Еще вы сказали, что повторение того эксперимента может оказаться опасным для моей жизни.

– Если посоветовала и если сказала такое, то, значит, не повторяйте свой эксперимент, – произнесла Оксана Шверник деловитым строгим тоном. – Обещайте мне, что не будете повторять его. Дайте честное слово.

– Даю честное слово не повторять его, хотя пока что не понимаю о чем, собственно, идет речь…

Прошло несколько месяцев, и предсказание ясновидящей женщины сбылось. Я поставил эксперимент, о котором она заранее предупреждала меня в туманных выражениях. Сейчас, когда я пишу эти строки, мурашки пробегают мелкой россыпью по моей спине при одном лишь воспоминании о том эксперименте… Но о его сути – позже.

Мы с Оксаной долго гуляли по московским улицам, обсуждая ее паранормальные способности, а также мир аномальных явлений вообще.

В ходе разговора Оксана, женщина очень интеллигентная, размышляя вслух, произнесла интереснейший монолог, который я приведу здесь по памяти почти полностью.

– Мир паранормальных чудес захватывает человека, сталкивающегося с его проявлениями, – сказала она. – Он влечет к себе словно магнитом, гипнотизирует и очаровывает. Он буквально околдовывает человека своей феноменальной пестротой, своими бесконечными головоломными парадоксами и тайнами, не поддающимися разгадке… Неведомые миры просто переполнены всяческими чудесами! По ту сторону черты, за которой начинаются их территории, все – ну, все подряд! – жутким образом не похоже на нашу земную жизнь. Там все неким немыслимым манером как бы вывернуто наизнанку да к тому же еще вдоль и поперек перекручено. Я хочу сказать, вывернуто и перекручено с нашей точки зрения, то есть с человеческой. Эти странные миры… Ну, я не знаю… Может быть, их вовсе не несколько. Может быть, это один-единственный мир, очень и очень многообразный в своих проявлениях, многокрасочный, невероятно сложный… Я, медиум, воспринимаю его как нечто несообразное, почти бредовое, искаженное и во всех возможных смыслах перекошенное. В нашем языке нет слов для его описания. Проводя очень отдаленную параллель, можно сказать, что тот мир похож на бесконечную анфиладу, состоящую из сплошных кривых зеркал. Этот дивный и странный мир… Сама для себя я именую его миром наизнанку!

Оксана негромко рассмеялась, косо глянув на меня, всем своим видом показывая, что пытается свести свои рассуждения о природе Неведомого, Чуждого к веселой шутке.

– Мир наизнанку, – неторопливо, почти по слогам повторил я следом за ней и призадумался.

Вот именно. Наизнанку! Очень точное определение Неведомому, Зазеркальному дала Оксана Шверник. Оно показалось мне настолько точным, настолько бьющим в самый центр мишени, определяющей суть Неведомого, что я даже, как видите, вынес его в качестве названия на обложку этой книги…

В мир, вывернутый имённо-таки наизнанку, абсолютно для меня чуждый, я окунулся на короткое, к счастью, время с головой, когда сбылось предсказание ясновидящей Оксаны Шверник насчет «истории с насекомыми». Главным и единственным героем этой дикой истории оказался, к собственному кромешному ужасу, я сам.

Завершив постановку серии гипнотических экспериментов с Виктором Барановым, мы с Авдеевым решили перейти к экспе-риментам со мной.

Молодая женщина Соня Тимевинд из Германии утверждает, что имеет психическую связь с неким могущественными силами, обитающими якобы в одной из «параллельных Вселенных». Более того, она заявляет, что с помощью этих сил изредка совершает «психические вояжи^в таинственный параллельный мир.

Она говорит: «На своих картинах я пытаюсь хотя бы отчасти передать уму непостижимые для нас с вами красоты того дивного мира, заведомо нечеловеческого во всех возможных смыслах».

Здесь воспроизводятся репродукции лишь двух картин С. Тимевинд, в оригинале цветных и крупноформатных.

На протяжении долгих лет мы с Валерием отправляли многих людей в «гипнотическое плавание» по просторам их подсознания. Однако нам – сам не знаю почему – никогда не приходила на ум мысль попытаться отправить в такое «плавание» лично меня. Ну, не возникала в наших дурных головах такая мысль! И все тут!

Она впервые возникла лишь в ходе коллективной мозговой атаки, описанной выше.

Я не знал, поддаюсь ли я гипнозу. Как известно, есть на белом свете люди, которые абсолютно негипнабельны. Может быть, я тоже принадлежу к их числу?

Валерий Авдеев, человек нервный и впечатлительный, всегда прямо-таки из себя выходил, если ему не удавалось загипнотизировать человека. А такое случалось иногда. Не дай Бог, подумал я, случится такое и со мной. Не желая ставить Валерия в неловкое для него положение в присутствии посторонних лиц, я прямо заявил ему об этом, когда в очередной раз наведался в гости к нему.

Лицо Авдеева расцвело в улыбке.

– Правильно мыслишь, старик, – обрадованным голосом молвил он. – Обойдемся без посторонних. Без нашего фотографа. Без Виктора Баранова. Ну и так далее… Проведем сеанс гипноза прямо сейчас. Не возражаешь?

– Не возражаю.

– Э-э, гм… В каком режиме будем работать?

Я молча достал из кармана сложенный вчетверо лист машинописной бумаги. Перед тем как отправиться нынче в гости к Валерию, я распечатал на машинке на том листе список команд и вопросов. Этим списком, по моему замыслу, предстояло руководствоваться Авдееву, когда и если он погрузит меня в гипнотический транс.

– Так-так-так, – пробормотал задумчиво Валерий, просматривая список. – Предлагаешь пойти для начала простейшим путем?

– Простейшим, – подтвердил я. И уточнил: – Попытку поискать в моем подсознании таинственную «способность ИКС» мы с тобой совершим позже… Сперва нам надо, во-первых, убедиться в том, что я гипнабелен. И если гипнабелен, то, во-вторых, следует провести в моей психике для ее разминки нехитрую предварительную процедуру, давным-давно отлично наработанную тобой… Короче говоря, давай начнем с попытки проникнуть в мои воспоминания о моих прошлых жизнях.

На изнанку или наизнанку

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *