- upstairs |ˌʌpˈsterz|  — наверху, наверх, вверх по лестнице, в верхнем этаже, на большой высоте
побежать наверх — to run upstairs
прокрасться наверх — to steal upstairs
я мигом сбегаю наверх — I’ll just zip upstairs

подняться (по лестнице) наверх — to go /to walk/ upstairs
меня проводили наверх, в его кабинет — I was shown upstairs to his den
перенести /перетащить/ кого-л., что-л. наверх — to get smb., smth. upstairs
он схватил ребёнка за руку и потащил его наверх — he grabbed the child’s arm and waltzed him upstairs
живо слетай наверх и принеси мне носовой платок — nip upstairs and bring me a handkerchief
простите, мне придётся попросить вас подняться наверх — I fear I must trouble you to come upstairs

ещё 6 примеровсвернуть - up |ʌp|  — вверх, вверху, выше, наверху, наверх, кверху, ввысь, вдоль, впереди
наверх — up the chain of command
лифт наверх — up elevator
взгляните наверх — look up

лифт доставил нас наверх — the lift took us up
зачёсывать волосы наверх — brush hair up
хозяин вызвал /позвал/ меня наверх — the boss called me up
заставить кого-л. подняться (наверх) — to have smb. up
она увела ребёнка (наверх) в спальню — she marched the child up to bed
замечательный; путь наверх; роскошный — way up
отнесите, пожалуйста, этот ящик наверх — will you carry the box up?
прокладывать себе путь наверх; выдвигаться — work one’s way up
любуйся ступенями, ведущими наверх,-поднимайся по ним — don’t stare up the steps-step up the stairs he
спать с кем-л.

Слитно или раздельно пишется: НАВЕРХ или НА ВЕРХ?

на одной кровати; помогать взобраться наверх — bunk up
а) зачёсывать волосы наверх; б) отбрасывать волосы назад (с лица) — to brush one’s hair up
передавать в вышестоящие органы; подавать снизу вверх; подавать наверх — hand up

ещё 12 примеровсвернуть - above |əˈbʌv|  — выше, более, свыше, ранее, наверх, наверху, раньше

его провели наверх — he was led above

- aloft |əˈlɔːft|  — наверху, наверх, вверх, в воздухе, на высоте, на марсе, на реях
- upstair |ˈʌpˈsteə|  — наверху, наверх, вверх по лестнице, в верхнем этаже, на большой высоте
- up the stairs  — подниматься по лестнице, подняться по ступенькам, наверх, по лестнице
- on top  — на вершине, на верхней части, в верхней части, в довершение, на первое место, по верху, на самом верху, сверху, наверху, вдобавок, поверху, поверх, помимо, кроме

лучшие яблоки она положила наверх /сверху/ — she put the best apples on top

- up stairs  — наверх, по лестнице

Смотрите также

все наверх — all hands on the deck
все наверх! — all hands on deck!
на-гора; наверх — to the top
аврал!, все наверх! — all hands ahoy!
свистать всех наверх — to pipe all hands on deck
наверху; наверх; вверх — up-stairs
отрыв кверху; вынос наверх — floor stoping
вынос коек наверх; утренний сбор — morning quarters
намотка рулона обоев рисунком наверх — rack rolling
попросить кого-л. войти  — to ask smb. in

Родственные слова, либо редко употребляемые в данном значении

- upward |ˈʌpwərd|  — вверх, выше, кверху, ввысь, свыше, старше, больше
- upwards |ˈʌpwərdz|  — вверх, выше, свыше, кверху, ввысь, старше, больше
- topside |ˈtɑːpsaɪd|  — на палубе, в главенствующей роли

«ПОШЕЛ ВСЕ НАВЕРХ!» ИЛИ ЖЕРТВА ЭРУДИЦИИ

О пользе словарей

Когда-то я был маленьким и ходил в первый класс. В самом этом факте нет ничего особенного. Почти все взрослые люди были в свое время первоклассниками или первоклассницами. Но я оказался первоклассником нетипичным. Неудобным для школы и для себя самого. Беда в том, что я слишком много знал.

Обширные знания иногда называют красивым словом “эрудиция”.

Это слово я впервые услышал еще до школы, летом сорок пятого года. От Володи Шалимова. Володя был старший брат моего соседа Лешки Шалимова, третьеклассника, который поддерживал со мной полуприятельские отношения. Володя учился в лесном техникуме. Он мечтал быть моряком, но в морское училище его не пустила медицинская комиссия, вот и пришлось выбрать сухопутную профессию.

Наверху или на верху. В каких случаях и как правильно писать?

Видимо, на память о несбывшейся мечте Володя развесил у себя над кроватью синие географические карты и рисунки с кораблями, а по вечерам он со своим приятелем Витей Каблуковым строил модель парусника. Я часто сидел в его комнате и смотрел ни эту работу. И порой встревал в разговор, потому что гордился знанием кое-каких корабельных частей. Однажды я, наверно, вмешивался чересчур настырно, потому что Витя предупредил:

– Всякие салаги тут пусть сидят и не пикают. Иначе – долой с палубы.

А Володя сказал ему:

– Пусть рассуждает. Видишь, какой эрудированный ребенок.

Я тут же оскорбился:

– Чё обзываешься!

Володя, поблескивая черными ироничными глазами, объяснил, что он вовсе не обзывает меня, а хвалит. И кратко растолковал, что такое “эрудиция”. Но предупредил, что излишняя эрудиция не доводит до добра.

К последней Володиной реплике я отнесся с пренебрежением, ибо много раз слышал, что знания приносят одну только пользу.

– Не веришь? – удивился Володя. – Зря. Про это везде написано.

– Где везде?!

– Возьми любой толковый словарь и прочитай, если умеешь.

Конечно, Володя был уверен, что никакого словаря у меня нет. Но в этом случае он просчитался.

Мой отец до войны преподавал русский язык и литературу. От него осталось немало толстых серьезных книг, в том числе и старинных. Среди них растрепанный, небольшой, но очень толстый “Энциклопедический словарь” Ф. Павленкова. Я любил его разглядывать, потому что на каждой странице было много маленьких, но четких и занимательных картинок: портреты, здания, кораблики, животные, растения, всякие машины. Я читал объяснения к этим картинкам. Одни были понятные, другие не очень, тогда приходилось спрашивать маму, брата или сестру.

Читал я в ту пору уже вполне бегло. Причем всякие “дореволюционные” буквы меня не смущали. Мама объяснила мне, как обходиться со всеми этими ижицами, фитами и ятями, а также с твердыми знаками в конце слов, и скоро я просто уже не замечал их.

Именно этот папин словарь часто помогал мне расширять эрудицию, хотя до разговора с Володей я не знал, что это такое.

Особенно нравилась мне картинка, изображавшая центавра (или “кентавра”, как было отмечено в скобках). Мускулистая лошадь, а вместо головы у нее – туловище бородатого человека. Человек натягивал маленький, круто изогнутый лук со стрелой.

Объяснение про центавра-кентавра было непонятным, и я обратился к маме. От нее-то и услышал тогда кое-что о греческих мифах, где немалую роль играли эти люди-лошади.

– А маленькие кентавры были? – спросил я, вспоминая тонконогого гнедого жеребенка. Он всегда трусил рядом с кобылой, которая привозила повозку с хлебом к ближнему магазину.

– Конечно, были и маленькие, – понимающе сказала мама. – Такие же прыгучие, как ты… Ну, беги скакать на двор, слышишь, там ребята играют…

За окном и правда раздавались голоса. Это Сёмка Левитин, Амир Рашидов, рыжий Толька Петров и его сестра Галка смастерили бумажных змеев и с ликующими воплями запускали их, бегали от ворот до помойки. Змеи были небольшие, типа “монах”, взлетали невысоко, но веселья было полным-полно.

Я выбежал и включился в эту летучую круговерть. Своего змея у меня не было, и я носился с приятелями просто так, за компанию. Перепрыгивал через лужицы, оставшиеся после ночной грозы.

Галкин “монах” не удержался в воздухе, сунулся бумажным клювом в траву. Галка остановилась, и я с размаха налетел на нее.

– Придурок, – сумрачно сказала Галка. – Скачет, как заводной козел…

Я не сразу выключил в себе солнечное настроение н радостно сообщил Галке, что “сама ты козел, а я – кентаврёнок”.

– Кто-кто? – Она свесила на обшарпанное плечо коротенькую тощую косу.

– Кентавренок, балда ты, – разъяснил я. – Маленький кентавр. Такие раньше были в старинной Греции. Наполовину кони, наполовину люди…

– Совсем псих, да? Никогда таких не было!

– Были!

– Щас как дам!

– Обратно отоваришься!

Мы стремительно подрались. Семка и Амир сохранили нейтралитет, а Толька пришел на помощь сестрице. Силы оказались явно неравные, и я пустился к своему крыльцу. Захлопнул перед Галкиным носом дверь. Потом размазал по щекам слезы и стал из кухонного окна показывать недругам язык.

Галка плясала на одной ноге и противным голосом пела тут же сочиненную частушку:

Кентаврёныш-кентаврёт!

Потому что много врёт!

При этом она противно картавила. Толька ей подпевал.

Самое поганое, что Семка и Амир в конце концов присоединились к сестре и брату Петровым. Пели уже в четыре голоса.

Очевидно, мое совсем не героическое бегство с поля битвы отвратило от меня бывших приятелей. По крайней мере, на ближайший час…

Уже в тот день мне следовало бы понять: выставление напоказ лишних знаний чревато неприятностями. Но я не сделал нужного вывода…

Не поверил я и Володе Шалимову, когда он предупредил, что эрудиция в чрезмерных дозах сулит всякие осложнения.

Я взял словарь и открыл страницу со словами на букву “Э”. И нашел, что хотел: “Эрудицiя – глубокая и многосторонняя ученость”.

Вот и все! Коротко и ясно. Никакого намека, что ученость эта приносит несчастья! Володька по своей привычке, видимо, просто подразнил и попугал меня.

Я еще раз прочитал про “эрудицiю”, и вновь слегка возгордился. Что ни говорите, а я и правда в свои неполные семь лет знал немало.

Сейчас-то я понимаю, что мои тогдашние знания были не без пробелов. Причем пробелы могли быть самые неожиданные. Вот один пример. Я знал, что название “помидор” происходит от итальянских слов “помо де оро” и это означает “золотое яблоко”, но в то же время я был уверен, что словом “томат” называют жестяные банки для рыбных консервов. Потому что все консервы были “в томате”. Правда, сами консервы в то голодное время я пробовал редко, но у меня было много длинных бумажных наклеек для банок – со всякими рыбами, разноцветными буквами, синими волнами и корабликами. Эти наклейки дарил мне мамин знакомый Артур Сергеевич. Он работал тогда на рыбокомбинате, носил китель с серебряными морскими пуговицами и капитанскую фуражку с бело-зеленым флажком – вымпелом промысловых судов…

Однако я отвлекся. Речь шла о неприятностях, связанных с моей эрудицией.

Мои познания распространялись и на такую важную сферу жизни, как школа. Правда, сам я туда еще не ходил, но сведений о школьных делах имел предостаточно. Кое-что от старшей сестры и брата, кое-что из книжек, но прежде всего – от Лешки Шалимова, который тянул ученическую лямку уже три года.

Из Лешкиных рассказов следовало, что в школе надо держать ухо востро и соблюдать массу правил. Не тех “Правил для учащихся”, что висят в рамке на стене (они-то как раз “по фигу”), а таких, чтобы не оказаться в дурачках и не заработать лишних шишек.

Прежде всего запрещается быть нытиком. Если получил двойку (а без этого не проживешь), нельзя пускать слезы, а надо садиться на место с равнодушным зевком или насмешливой улыбкой. Мне, мол, на это начхать.

Когда на перемене достаешь свой хлеб, взятый из дома для завтрака, следует быстро сказать: “Двадцать один – ем один”. Иначе кругом заголосят: “Сорок семь – делишь всем!” И тогда попробуй не поделиться! Станешь навеки жадиной, обжорой и буржуем.

Если будешь чересчур послушным, попадешь в подлизы. Станут дразнить: “Лиза-под, Лиза-под, понимай наоборот”. Но это еще не самое страшное. Хуже всего сделаться “определителем”. Тогда не говорили “жаловаться” или “ябедничать”, говорили “определять”…

Вообще в школе многое именовалось не так, как в обычной жизни. Прямо хоть особый словарь составляй. Учительница называлась “чикла”, директорша – ”дрыкла”, арифметика – “арифа”, физкультура – "физра", чернила – "синька", любой головной убор (кроме пилотки) – "кемель". Пинок под зад – "пендаль", штаны – "шкеры", голова – "кумпол", портфель – «чума» (сокращенно от чумадан).

– Крынка, то есть Люська Крылова, определила, подлюка, что я ей из резинки по кумполу стрельнул, а чикла меня хвать за шкеры и в кабинет к дрыкле. А та как заорет: "Будешь после уроков два часа сидеть! А еще раз повторится – засажу аж до черного вечера!.." И чуму отобрала, чтобы не сбежал.

Таких вот ужасных наказаний я боялся заранее. Наслушавшись Лешкиных рассказов, я впадал в тоскливые раздумья по поводу горькой судьбы учеников начальной школы А потом начинал себя успокаивать.

Может, все не так уж страшно?

Двоек я не боялся. Надеялся, что эрудиция поможет мне стать если не отличником, то хотя бы ударником. Жадничать и определять я, конечно, не стану, подлизываться тоже. Не стану и стрелять из резинки ни по чьим кумполам. Следовательно, не за что будет оставлять меня после уроков на два часа. И тем более до черного вечера. Потому что этого я бы не вынес.

Дело в том, что всякий отрыв от дома был для меня мучением. Такой вот я уродился. В свое время дважды пытались устроить меня в детский сад, но оба раза я выдерживал там не больше месяца. Тосковал то тихо и безнадежно. то с ревом, скандалами и попытками бегства. Соглашался целыми днями сидеть дама в одиночестве, пока мама на работе, а брат и сестра в техникуме, лишь бы не отправляться в ужасную детсадовскую неволю.

Помимо тоски по дому, меня угнетала именно эта неволя. Необходимость идти туда, куда не хочется, делать то, к чему не лежит душа. Угнетала чужая власть, которая заставляет тебя спать, гулять, играть в соответствии с распорядком, а не с твоим желанием…

Я догадывался, что в школе буду подчинен той же власти. Только еще более суровой. Потому что детский сад – заведение все-таки не обязательное, а от школы никуда не денешься. И это ощущение обреченности поселилось во мне уже в середине лета, когда разговоры о школе стали частыми.

Однако я прятал свои чувства. Я понимал, что есть жизненные правила, которые следует неукоснительно выполнять. Известно, что все нормальные дети радуются поступлению в первый класс, и я делал вид, что радуюсь тоже. Обманывал не только взрослых, но в какой-то степени и самого себя. Потому что порой появлялось нервное возбуждение, которое в самом деле напоминало радость. Возможно, это похоже на чувство молодого бойца перед первой битвой. Мама, сестра и брат были уверены, что я о ч е н ь хочу в школу.

– Ты станешь необыкновенным первоклассником! – радостно пообещала мне сестра, которая все школьные годы была отличницей.

Урок 27.

Подняться (на) верх пишется вместе или раздельно?

Ссылка "Наверх страницы"

Иногда страница сайта может быть очень длинной. Например, если вы захотите выложить очень много текста. Для возвращения вверх можно воспользоваться колесом прокрутки, или бегунком. Но на многих сайтах для возвращения назад существует соответствующая ссылка или кнопка, нажав на которую, вы даёте команду браузеру и он быстро возвращает страницу в исходное положение.

Подобную ссылку можно прописать минимум четырьмя способами. рассмотрим их преимущества и недостатки.

1-й способ

Пропишем ссылку подобно тому, как прописываются "якоря" для страницы, о которых шла речь в Уроке 16 Выглядеть это будет так:

Вверху страницы вы ставите "якорь". Например, я поставила в него часть заглавия страницы: "В этом разделе…"

<a name="top"&gt В этом разделе </a&gt

Внизу страницы вы помещаете ссылку "НАВЕРХ":

<a href="#top"&gt НАВЕРХ </a&gt

НАВЕРХ

У этого способа есть один недостаток. Браузеры не всегда адекватно себя ведут с подобными ссылками. Например, если вы наведёте курсор мыши на надпись вверху страницы "В этом разделе" — то скорее всего вы увидите, что помещённая в "якорь" часть фразы начинает отображаться, как ссылка.

Для того, чтобы ничего такого не происходило и не нужно было искать, что бы поместить в "якорь", можно поступить по способу 2.

2-й способ

Можно попробовать просто разместить внизу станицы ссылку вида:

<a href="#"&gt НАВЕРХ </a&gt, ничего более не указывая браузеру.

НАВЕРХ

Теоретически, ни один браузер не должен возражать против такого способа и по клику возвращать страницу в исходное положение. Но более надёжно поступить следующим образом, который мы рассмотрим в способе 3.

3-й способ

Разместим внизу страницы ссылку вида:

<a href="#" onClick="scroll(0,0); return false" title="наверх"&gt НАВЕРХ </a&gt

НАВЕРХ

При данном способе мы задействуем указание на прокрутку-возвращение по клику, где значения (0,0) — это перемотка страницы на указанное количество пикселей по горизонтали и вертикали. Если мы обнулим эти значения, то любой браузер воспримет нашу ссылку как указание вернуться в исходное положение, то есть, на начало страницы. И наконец, чуть отличающийся четвёртый способ.

4-й способ

Этот способ основан на JavaScript и так же, как предыдущий, однозначно работает в любом браузере. В низу страницы, под вашим текстом или картинками вы размещаете следующую конструкцию:

<a href="javascript:scroll(0,0)" &gt НАВЕРХ </a&gt

НАВЕРХ

Здесь, как видите, тоже есть указание на то, чтобы прокрутить страницу на указанные пикселы (0,0), которые мы обнуляем и в результате, когда мы нажимаем на данную ссылку, браузер возвращает страницу в первоначальное положение.

Само собой, во всех указанных способах можно вместо слова "НАВЕРХ" расположить картинку, обозначающую возвращение к началу страницы.

Примечание: вместо надписи "НАВЕРХ" (Вернуться к началу, Вверх, К оглавлению и т.п.) вы можете поставить картинку, вписав её код вида <img src="адрес_картинки.jpg"&gt . Вся ваша конструкция будет выглядеть, например, так:

<a href="#top"&gt <img src="адрес_картинки.jpg"&gt </a&gt

Урок окончен.

Перейти к Уроку 28

© М.В. Гуминенко. 2009 г.
По вопросам использования материалов сайта обращаться по адресу: Kippari2007@rambler.ru

Наверх как пишется

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *