Как пишется напротив слитно или раздельно?

Примеры употребления слова вверху в литературе.

Только однажды, свернув с одной провинциальной улочки, я увидел на перекрестке трех переулков обветшавшую высокую-высокую стену с пробитыми в ней вверху окнами, столь же асимметричную на вид, как и абсида в Комбре.

За годы скитаний по космосу астронавт осваивается с невесомостью настолько, что становится-уже и неважно, где голова, а где ноги — вверху или внизу.

Джордж подумал, что в лагере бой-скаутов у ночного костра он расскажет замечательную историю о том, как сидел когда-то один в пустом доме со своей мертвой Бабулей, и ветер быстро гнал по небу облака, черные вверху и внизу белые, чуть тронутые желтизной — как Бабулина сморщенная кожа.

Кроме того, мне должен быть известен нынешневременной базис Метаксаса вверху по линии.

Начинаем жить, приняв за базис нынешнее время 1105 года, так, как это сделал Метаксас, только для нас существование вверху по линии будет непрерывным.

Под освещенными ризами киота стояло длинное вольтеровское кресло, и на кресле, обложенном вверху снежно-белыми, не смятыми, видимо, только — что перемененными подушками, укрытая до пояса ярко-зеленым одеялом, лежала знакомая Пьеру величественная фигура его отца, графа Безухого, с тою же седою гривой волос, напоминавших льва, над широким лбом и с теми же характерно-благородными крупными морщинами на красивом красно-желтом лице.

Земля — один мир, внизу — люди — твердые бесы, вверху — в воздухе — воздушные бесы.

Совершенная темнота, полное одиночество и наглухо закрытый вверху люк привели Биркина в хорошее расположение духа.

Века за веками доктора и отцы скапливали благоуханнейшие токи священной науки, дабы иметь возможность изживать, с помощью божественного помышления о том, что вверху, гадкое убожество и возмутительность того, что внизу.

Винтики, винтики, винтики, винтики Винтики, винтики, винтики, болт Гаечки, гаечки, гаечки, гаечки Гаечки, гаечки, гаечки, стоп Что там вокруг рядышком в близости Что вдалеке в горизонте видать Дни или ночи месяцы часики Тратить, терять, проводить, коротать Стульчики, столики, шкафчики, креслица Люстрочка, лампочка, свет ночника На табуреточке сладкая лужица Кофе, ликера, вина, коньяка У подоконника плачет высочество Где мой Гвидон, где мой орел В ловушке у винного миленький корчится Щепочки, досочки, гвоздики, кол Мимо по Выхино поезд проносится На всех на своих алкогольных парах И исчезает сереньким осликом В далеких, никем не открытых мирах Звездочки, месяцы, домов силуэтики Вывески, лестницы и фонари Джинсики, маечки, куртки, вельветики Справа, вверху, снаружи, внутри Странные вещи лежат возле елочки: Камушки с датами, плитки и снег Кто тут разлегся в костюме маренговом?

Вверху метались голуби молчаливыми тенями, и еще выше галочьи стаи стучали хлопотливыми криками в воздух, точно сколачивали для крепости отлетающие облака дыма костяными гвоздями.

И тут на пылесосе вверху открылся люк, как у танка, и высунулась заспанная, но любопытная рожица гарантийного мальчишки.

Зеленые тела, отливающие золотом красно-коричневые гривы, черные лица и руки, сверкающие высоко вверху наконечники копий, напряженные хвосты — все они собрались перед низким холмом, на котором стоял Арнанак, и запах их острого пота был подобен запаху мокрого железа.

Главный инженер предприятия Прохора Громова, Андрей Андреич Протасов, имел квартиру в хозяйском деревянном двухэтажном доме, вверху.

Вверху растворяли окна в густолиственный мир фантазии роскошно-тусклые гобелены пятнадцатого века.

Тот, кто сидит наверху

Елена Потехина

Тот, кто сидит наверху

Однажды летом мы связали две камеры от грузовой машины. Получился настоящий плот, замечательный плот. И мы решили плыть на нем по нашей Казохе. Но мы представляли, что это вовсе не Казоха, а Амазонка. И что сейчас из-за поворота покажутся индейские пироги. Мы – это вся наша команда. И все мы – двоюродные братья и сестры. Я с Наташей, Олька с Толиком, Нина с Санькой. Было здорово интересно и немного страшно. Мы плыли по реке, заросшей кустарником. Но когда Толик сказал, что Амазонка кишит аллигаторами, то я невольно поджала ноги под себя и чуть не плюхнулась в воду.
С рекой связаны мои самые светлые воспоминания. Я могла часами смотреть на воду и не замечала времени. И сколько там было в ней забавного и интересного. Жуки — плавунцы, усатые гальяны, существа, похожие на скорпионов, только очень маленькие.

Как пишется на верху?

Игра воды и света, тишина и звук бегущей воды, ее удивительная песня.
В тот день Толик (он был старше всех) поспорил с Санькой, кто из них самый смелый. Мы были “прекрасными дамами“ и они нас должны были защищать от врагов. Толик всегда в душе был рыцарем. Я думаю и остался таким до сих пор. Он здорово изображал Д*Артаньяна. Очень много читал. Но самым замечательным был в его исполнении Лимонадный Джо.
Так вот всю дорогу с реки Толик с Санькой спорили, размахивали руками, призывали в свидетели Нину с Наташей. Нас с Олькой в свидетели не брали. Мы были самые младшие и нас можно было “подкупить конфетами“.
В самый разгар спора поднялся сильный ветер. И тогда мы увидели, что начинается гроза.
Толик закричал:
— Торнадо, приближается торнадо! Всем в укрытие!
Мы побежали к нам домой. И только мы запрыгнули на крыльцо, как грянул гром и пошел такой ливень, что земли было не видно.
Толик с умным видом провозгласил:
— Начался сезон дождей. Теперь охоту на аллигаторов придется отложить. Амазонка выйдет из берегов и зальет все устье. Но хуже всего то, что гигантские анаконды будут подплывать к самым хижинам индейцев.
Толик был очень начитанным мальчиком. Мы слушали его, затаив дыхание. А при упоминании о гигантских анакондах мы все бросились в дом и там закрылись на все запоры.
Снаружи бушевал ветер, гремел гром, было почти темно. А мы сидели на кухне, закрыв двери на все крючки. Было здорово страшно и интересно.
Тут с чердака послышались странные звуки, какая-то возня и писк. Кто-то вспомнил детектив о трех поросятах. И все почему-то посмотрели на нас с Олей. Наверное мы были самые маленькие и “молочные“.
Толик с Санькой взяли в руки все ножи и вилки, какие нашлись у нас в доме, и решили идти на чердак, чтобы сразиться с “тем,  кто сидит наверху“. Я представляла “того, кто сидит наверху“ очень страшным, черным и лохматым. У него были огромные горящие глаза. Я знала, что его очень трудно поймать, потому что он может становиться невидимым. И еще “тот, кто сидит наверху“ не боится ни вилок, ни ножей. Он боится чего-то другого. А чего, я тогда не знала.

© Copyright: Елена Потехина, 2009
Свидетельство о публикации №209052600264

Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении

Другие произведения автора Елена Потехина

Рецензии

Написать рецензию

Другие произведения автора Елена Потехина

Автор:Алексей Заводский, Москва

Королевство Терскол. Два дня наверху

На карточке Эльбрус.

На верх или наверх как пишется?

Снимал неподалёку от Ледовой базы, высота точки съёмки около 3700 м. Ближняя вершина — Восточная 5621 м., дальняя — Западня 5642 м., высочайшая точка Европы.

В целях акклиматизации сходил на две ночёвки наверх.
Первую ночь переночевал на 105-ом пикете. Высота по моему GPS составила 3372 м. Поднялся туда к обеду, расположился, погода была хорошая, солнечная, но к вечеру стало заволакивать, а ночью поднялся сильный ветер, я выглядывал посмотреть как там всё выглядит и хочу заметить, что выглядело все весьма интересно. Луна как прожектор освещала горы, звёздное небо.., но снимать я не вышел, ветер дул сильный, холодный и морозиться я не пошёл. Утром погода была а5 отличная, солнечная, я собрался и пошёл на Ледовую базу. Высота по моему GPS 3701 м. Вообще Ледовая база представляет из себя жалкое зрелище, как впрочем и 105-ый пикет, практически развалившееся здание с раскиданными по округе обломками и ржавыми консервными банками. Я долго думал стоит ли снимать саму базу и решил что не стоит, так как кроме грусти и стыда, больше никаких чувств не вызывает это зрелище. Место под палатку долго искать не пришлось, хороших ровных площадок тут полно, я разбил лагерь, пообедал и немного вздремнул. Разбудили меня голоса людей, говорили определённо не по-русски:)) Это группа норвежцев в размере пяти человек, с одним из них я общался накануне вечером, у них план переночевать ночь на Ледовой базе, а на следующий день пересечь ледник и выйти на Приют одиннадцати. Помимо норвежцев я ещё заметил, что погода начала резко портиться, всё погрузилось в белую пелену облаков и пошёл мелкий дождь со снегом. Но залипать в палатке как-то не хотелось, да и время приближалось к режимному, посему я попил чаю, взял камеру и пошёл исследовать местность на наличие интересных точек съёмки. Через какое-то время облака немного приподнялись и даже стало проглядывать голубое небо, в это время я ползал по леднику и искал ракурсы с трещинами на переднем плане. Наползавшись вдоволь я вернулся к палатке, время было где-то около 20:00, примерно в это время как по команде включили ветер, такой хороший, порывистый, колючий ветер. Он дул весь вечер, всю ночь и утром ни на капельку не стих, но не смотря на ветер и что этой ночью было значительно холоднее чем предыдущей, спал я как убитый, на удивление очень сладко и глубоко. Вообще самочувствие у меня отличное, всё таки ещё даёт знать весенняя акклимуха, если буду продолжать проводить в горах столько времени, то наверное скоро на высотах до 4000 вообще не будет необходимости акклиматизироваться:) Проснулся сперва в 5:00, выглянул из палатки, но из-за ветра большого желание выходить наружу не возникло, решил поспать ещё чуть-чуть. В 6 с копейками проснулся уже окончательно, выпил чашку кофе и пошёл сделать пару фотографий Эльбруса. Заглавная фотография в этом посте была сделана этим утром.
Ну а это так, фото на память:)) После съёмки я вспомнил, что кроме кофе сегодня я ещё ничего не ел и надо позавтракать более конкретно.
Позавтракав, я стал собираться в обратный путь, ветер так и не утих, собираться было не просто, вещи так и норовили разлететься по склону, но вроде обошлось без потерь:) Норвежцы собрались чуть раньше и уже шли в связке по леднику, надеюсь, что дошли без происшествий:) Ну а я пошёл вниз. Спускаясь вниз, уже ниже обсерватории, встретил Антона и Марину Паршиных, я познакомился с ними этой зимой в Таиланде, они как и я работали гидами. Мы списывались и я знал, что они должны приехать, но встреча произошла сама собой. Наверх они шли налегке, просто прогуляться и акклиматизироваться, а вообще остановились они в палатке на бивуаке, собираются погулять пару дней тут и пойти на Приют для последующего восхождения на Эльбрус. Договорились с ними встретиться вечером и пообщаться.
Спустившись ещё чуть ниже встретил Рому Просветова, своего напарника на гонку Elbrus Mauntain Race, он приехал вчера и разместился там же где и я, у Марии.
Рома пошёл прогуляться ещё выше, а я уже очень скоро спустился в Терскол и попал в объятия ласкового солнца и тёплого воздуха. Теперь пару дней в Терсколе, а дальше если будет погода, то есть план подняться на Приют и сделать восхождение на Эльбрус, а если погоды не будет, то тогда вопросами восхождения буду заниматься уже после гонки:) P.S. Есть ещё пара фотографий которые мне хотелось бы показать, но дни тут проходят очень сумбурно, много новых и старых знакомых, не получается уделить фотографиям достаточного времени, так что больше фотографий будут показаны мною позже:)

Как пишется "на ходу" — слитно или раздельно

Наверху слитно или раздельно

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *