До безумия. Глава 23. Подальше отсюда

Юлия Блассэм

Глава 23
«Подальше отсюда»
       Мы спускаемся вниз, молчим. Я всё время смотрю на Картера, боюсь, что из-под него просто выпадет этот рюкзак, а Уокер потребует объяснений, которых у нас, к сожалению, нет.
Мистер Томпсон провожает нас взглядом, здоровается с Уокером. Пока они болтают, у нас есть пару минут.
— Картер, доставай, — шепчу я, когда мы достаточно отходим от порога. Парень расстегивает куртку, стягивает рюкзак и кидает его за землю.

Отсюда как пишется

Мы бежим за угол, оставляем рюкзак под деревом и закидываем его ветками.
— Как думаешь, заметно? — Картер смотрит на меня.
— Не знаю, — я пожимаю плечами. — Если присматриваться, то видно, но если не знать, что там что-то лежит — нет.
— Ладно, у нас нет времени, — вздыхает Картер и мы топаем к скамейке.
Я сажусь, потягиваюсь и смотрю в небо. Его затянуло серыми тучами, но все равно меня чем-то завораживает эта картина.
— Эй, — перед лицом появился Картер, так близко, почти касаясь своим носом моего.
— Что, Картер? — я немного отдаляюсь.
— Смотришь на небо?
— Ага, оно такое красивое, заманчивое, загадочное…
— А ночью небо ещё красивее.
— Ты на что-то намекаешь?
— Просто говорю. Я тоже люблю звёзды. В лагере меня учили по ним ориентироваться, и я никогда не думал, что они могут быть просто красивыми золотыми блесточками в небе.
— Я смотрю, в лагере тебя научили всему. В первую очередь — быть мужчиной.
— Возможно, — Картер улыбается, обнимая меня за талию. — Время покажет.
      Мы сидели так ещё где-то полчаса. Я понимала, вернее, старалась понимать, что это последние минуты, которые я проведу сидя на этой самой скамейке. Даже не знаю, что приносят мне эти мысли: радость или грусть…
— Не надоело? — усмехается Уокер, закончив разговор с Томпсоном.
— Да, — произношу я. — Картер, пойдем.
     Мы поднимаемся к палате и молчим. Такое чувство, что между нами появилась недосказанность, недопонимание. Мы с Картером заходим в комнату. Я не могу ни стоять, ни сидеть, я тупо наматываю круги вдоль и поперек — это помогает мне успокоиться. Я пытаюсь переварить… осталось несколько часов. То, что казалось мне таким далёким, сейчас стоит совсем близко, чуть ли не упирается мне в спину своими колкими лопатками.
— Картер, — шепчу я и понимаю, какое же красивое у него имя. Такое необычное, игривое, прекрасное. Оно буквально рассказывает о нем все, как на ладони. Брутальность, смелость, — всё собралось в этом удачном наборе букв… какие ещё неземные мысли придут мне в голову, пока я соберусь что-то сказать? — Мы сделаем это сегодня, да? Этот день уже настал? Мне казалось, мы растянем "удовольствие" хотя бы на две недели, а сейчас я стою и понимаю, что всё. Я больше не пройдусь по этим коридорам; не коснусь этой двери, кровати, стула; не протяну руки к шкафу и больше никогда не буду тратить десять секунд, чтобы определиться со свитером; мы больше не увидим Уокера, мистера Джонса, никого из этого места…
— Черт подери, что ты говоришь? — Картер подходит ко мне и берет за голову. — Ты слышишь себя? Ты говоришь, что будешь скучать по этим вещам?
— Пусть, это не самая лучшая часть моей жизни, но иногда я буду вспоминать моменты, проведенные здесь. Например, наше знакомство: ты подумал, что я больна, психически-нестабильна и вспыльчива, а я подумала, что ты самоуверенный идиот…
— Эй, — парень засмеялся. Я с улыбкой развела руками.
— Книги, которые я тут прочла, когда хотела оторваться от окружающего меня мира, моя первая прогулка на улицу, после долгого заточения, люди, в чьих глазах я видела непередаваемую боль и пустоту… я не смогу вычеркнуть это из жизни.
— Я не говорю вычеркивать, я прошу тебя оставить это тонким следом, отпечатком, на новой странице. Так разве не лучше?
— Лучше. Все те грёзы, которые я запланировала, должны сбыться в мире, который находится за стенами этой белой тюрьмы.
— Вот, это уже другой разговор, — Картер скалит зубы. У парня  красивая улыбка, так ясно вписывающаяся на аккуратном лице. Если посмотреть на него, не зная всей истории, то в жизни никогда не подумаешь, что у этого парнишки такие неурядицы в жизни. Но мы забудем об этом. Мы будем исправлять эти неурядицы вместе.
Если бы не часы, я бы потерялась во времени, впала в чёрную дыру между пространством, канула во тьму. Но часы есть, и я могу ориентироваться, через какое время мне начинать паниковать. Причем, делать я буду это не специально, это можно назвать рефлексом.
      Утро плавно перешло в день. Мы расслаблялись, чтобы сберечь силы. Картер сидел, уткнувшись спиной в стену, я, согнув ноги в коленях, растянулась вдоль кровати. Моя голова лежала у Картера на коленях, а он гладил мои волосы, пальцами перебирая от кончиков к макушке.
— Знаешь, принцесса, я дал себе обещание, что буду продолжать идти вперед и сделаю все от меня зависящие, чтобы исход был удачным. Я не хочу никому позволять покушаться на мою неприкосновенность и распускать руки. И лучший совет, который я когда-либо мог дать — это всё время идти вперед, не обращая внимания абсолютно ни на что. Делать то, что считаешь нужным. Мне кажется, что выбраться от сюда — единственное, что нам нужно, нет?
— Не единственное, — я улыбаюсь. — Но очень, нет, я бы сказала, слишком нужное.
— Я хотел сказать, делай то, что ты действительно хочешь делать. Мы не обязаны играть в их игры, мы будем искать свой собственный путь. И ещё, никогда не иди назад. Возвращаться уже нет смысла. Даже если тебя тянет туда, где мы проживали прекрасные отрывки своей жизни, никогда нельзя возвращаться. Все люди, слова, поступки — останутся в прошлом. Просто живи тем, чем живешь и хоть жизнь похожа на ад, смотри только вперед и никогда не иди назад. Запомни, пожалуйста, мои слова. Когда тебе станет страшно, и ты захочешь дать заднюю, вспоминай, ради чего ты это делаешь и что ждет тебя дальше.
— Спасибо, Картер, — я приподымаюсь и целую его в щечку. — Теплее и интереснее этой лекции я ещё никогда не слышала.
— Как будто ты много лекций слушала в своей жизни, — он усмехается.
— Ой-ой-ой, — кривляю я и встаю, разминая конечности. — Я не собираюсь давать заднюю, но мне кажется, что это слишком быстро. Ты не думаешь, что мы не готовы?
— Я думаю, что мы идеально готовы, — отвечает парень, не оставив мне слов для противоречия. Он думает. Он думает, а я нет, значит у меня только один выход — полностью положиться на Картера.
Я пытаюсь отвлечься, чтобы не упасть с края пропасти. Я смотрю в окно, я не могу отвести взгляд от неба. Так проходит несколько часов. Я не могу обернуться, я хочу чувствовать, растягивать каждую секунду времени, чтобы быть готовой к нашему "ночному штурму". Это, в какой-то мере, мне помогает, я возношу себя на небеса и возвращаю в реальность несколько раз за минуту.
     Утро-день-вечер-ночь. Такие похожие, очень быстрые и неминуемые. Иногда я теряюсь в них, путаюсь, забываю с какого момента начинается день и когда именно заканчивается ночь. Но только не сегодня. Сегодняшний день — самый судьбоносный в моей жизни. От этого я схожу с ума. Я концентрирую внимание на главном, устремляюсь в новые идеи. Слушаю, слушаю и слушаю слова Картера, смотрю на его губы, которые изгибаются в ритме, котором он говорит, но я абсолютно ничего не понимаю. Я просто не могу собрать себя. Я смотрю на часы. Секундная стрелка бежит. Она скачет от одного числа к другому и даже не думает останавливаться. Она меня гипнотизирует. Я перевожу глаза на часовую стрелку — уже почти двенадцать ночи. Скоро… мы это сделаем совсем скоро, я даже не успею закрыть глаза. По одному щелчку наступит четыре утра, мы откроем дверь, попадем в подвал, Картер прорубит трубу, и мы будем бежать. Так быстро, что одна лишняя секунда покажется мне верхом вознаграждения.
Я подхожу к Картеру, провожу рукой по его волосам. Он берет мою руку, целует, тянет меня к себе и шепчет:
— Я чувствую, что тебе страшно. Не бойся. Знаешь, в нашей жизни нет смысла. Разве это лучше, чем один раз рискнуть и обрести тот самый смысл?
Я молчу. Я сейчас не в состоянии, чтобы что-то отвечать, но он ждет от меня хоть слова. Я уже давно всё поняла, приняла, осознала и согласилась с этим, но справиться со страхом, что в одно мгновение все может обрушиться очень сложно.
— Да, — наконец выдыхаю я. — Картер, ты всегда говоришь чертовски правильные вещи, ты бы мог стать психологом. Но не сейчас. Сейчас просто возьми меня за руку и скажи: "Обратного пути нет"…
— Принцесса, — Картер засмеялся. — Обратного пути нет уже давно, так что… — он смотрит на часы. — Давай проведем это время спокойно и без напряжения.
— Конечно, безусловно, да… да… да… — говорю я, словно от этого что-то изменится.
Картер пытается уснуть, мне нравиться за этим наблюдать. Он морщится, улыбается, переворачивается с одного бока на другой, его так же грызут мысли. Это скрыть невозможно, поэтому я и не стараюсь. А Картер пытается и, видимо, зря.
Тик-так, тик-так, тик-так… стучат часы, а нам пора. Уже. Уже. Я просто не верю, что я это делаю.
— Принцесса, — Картер подходит ко мне, когда видит, как я трясущимися руками натягиваю на себя куртку. Он целует меня в висок, гладит по голове. — Оставь тут всё своё волнение, весь страх, всю грусть. И забудь. Просто забудь.
Я пытаюсь это сделать. Пытаюсь и делаю. Картер тихо открывает дверь, мы выходим и идём к подвалу. Я сжимаю зубы и кулаки, я буду сильнее самой себя.
Мы повторяем вчерашнюю схему: Картер крепко держит замок, я открываю дверь, мы заходим, спускаемся по ступенькам. Вот мы и в подвале. Ещё пару минут… и вся клиника наполниться ядовитым дымовым туманом. Главное — выжить и не задохнуться в нем.
— Ну что, Картер, пора? — я поглядываю на него.
— Это будет сложно, — Картер забирается на платформу, которая ведет к той самой, уже проломленной трубе. Парень проводит по ней рукой, словно хочет узнать все ее секреты. — Знаешь, он ее не просто прорубил. Как будто это был взрыв. Слишком резкий и сильный, чтобы разойтись сразу по всему зданию. Трещина слишком широкая и большая, такое чувство, что они приделали сюда другую трубу.
— Это маловероятно, — я пожимаю плечами.
— Не в этом суть, — Картер качает головой. — Если я просто сделаю в ней дыру, газ будет выходить медленно и заполнит здание, а тем более двор не раньше чем за два часа.
— Мне кажется, это даже хорошо, нас никто не заподозрит. И через два часа ещё никто не проснется, никто ничего не заметит. Вернее заметит, когда газ заполнит каждый сантиметр этого поганого места.
— Точно, — Картер выдыхает. — Раз… два… три… — он ударяет ножом в трубу, из тонкой полоски просачивается душераздирающий резкий дым. Как кровь из раны сочится куда только можно. Картер давит на руку, делая трещину больше, и так до самого конца. Трубы делятся напополам, качаются и разносят паровой яд. Я прикрываю рукой нос, Картер отскакивает, и мы бежим в ту коморку, чулан, где нашли выход в вентиляцию. Я забираюсь, передвигаю руками, ногами, делаю всё что можно, как можно быстрее. В голове вертятся слова Картера, которые он говорил мне миллион раз "Самое главное — нельзя терять времени". И вот сейчас, в данный момент я понимаю, что визит Картера на чердак, похищение ключей, все наши сцены с "больной головой" — это ничто. Сейчас мы совершили преступление ради своей выгоды, и от этого уже никак не уйти.
В раздумьях я чуть не пропустила наш поворот, хорошо, что Картер дернул меня за ногу. Я быстро убрала решетку и спрыгнула, Картер за мной. Он потирал лоб, шею, крутил головой. Я не могла унять эту бурю внутри себя.
— Картер, — говорю я, чуть повышенным голосом. Он поднимает на меня взгляд. — Дай ключи.
— Зачем? — удивился он, но все же полез в карман, чтоб достать мне то, что прошу.
— Просто дай, — отвечаю я и, как только ключи оказываются у меня в руке, я залажу на кровать и со всей силы кидаю их в вентиляцию.
— Что ты делаешь? — Картер подскочил на месте.
— Уничтожаю улики, — я смеюсь и начинаю кашлять. Кручусь по сторонами и понимаю, что вещи перед моими глазами выглядят не так четко, как прежде.
Картер ошибся, прошло не пару часов, а пару минут, поток дыма слишком сильный. И это хорошо. Пока на улице стоит темнота будет труднее нас уловить.
— Ты чувствуешь? — спрашиваю я. — Газ поднимается…
— Да… — затаив дыхание говорит Картер. — И надеюсь, это чувствуем не только мы с тобой…
Проходит где-то десять минут. Картер сделал мокрые тряпки, чтобы нам легче было дышать. Я хожу из стороны в сторону, искренне надеясь, что сейчас все проснуться, поднимут суету и начнут действовать. Я слышу… я слышу эти быстрые, торопливые шаги, резкий и неосторожный поворот защелки в замке. Это Уокер. Наконец-то!
— Ребята! — кричит он. — Вы в порядке?
— Почти, — хриплю я. — Я проснулась от резкого запаха, не могу забыть его ещё с того ужасного дня…
— Быстро, выходите на улицу, мистер Джонс с командой уже собирают людей, сейчас будут раздавать респираторы. Картер, Николь, нельзя медлить! — его голос перешел на крик. Мы с Картером, переглядываясь, побежали с Уокером к выходу. Мне плохо. Мне так плохо, мне ужасно плохо, меня раздирает на части от всего происходящего, но это так нужно мне… для дальнейшей, светлой, настоящей жизни.
Мы выбегаем на улицу. Уокер машет мистеру Джонсу. Он осматривает нас, выдает респиратор и велит идти к толпе. Людей не очень много, сложно собрать ночью в темноте кучу психов. Дым, как ни странно, идет на увеличение. Пока всех не выведут на улицу, ни о какой починке не может быть и речи. И это нам на руку.
— Картер, — тихо шепчу я. — Сбегай за рюкзаком, я отвлеку Уокера.
Парень кивает мне и медленно отдаляется. Мы были не далеко от того самого места, не думаю, что будет слишком сложно. Я начинаю кашлять, оттягивать веревку на затылке.
— Уокер, — произношу я. — У меня что-то с респиратором! Помоги, я задыхаюсь… — я опять начинаю кашлять.
— Николь, я сейчас, — он принялся что-то крутить у меня в застежке. Когда я увидела, что Картер появился на горизонте, я решила, что помощь Уокера уже не требуется.
— Спасибо, уже лучше, спасибо тебе, — я пытаюсь улыбнуться, но уголков моих губ совсем не видно за толстой полупрозрачной конструкцией, помогающей мне дышать. Туман становился сильнее и сильнее, я успеваю заметить испуганный и одновременно удивленный взгляд Хантера. Вот так то… мне кажется, Уокер подумает, что это из-за него.
Когда дым заслал практически всё, что находилось вокруг меня, и люди появились на каждом шагу, я поняла что пора… я почувствовала, как чья-то жутко теплая рука сжала мою ладонь. Не нужен яркий свет, чтобы понять — это был Картер. Уокер стоял в трех метрах от нас. Я шагнула назад, ещё раз, ещё раз, и вот — мы с Картером несемся так быстро, как могут наши ноги. Мы цепляемся за забор, Картер подсаживает меня, я перелажу, помогаю ему. Рву одежду шипами, которыми укутаны изгороди и пики, на ногах остаются кровоточащие раны, но мне абсолютно всё равно. Я живу этим моментом, повышенным адреналином в крови, я нахожусь в полнейшей нирване и не чувствую ничего, кроме его теплой руки. У меня над головой звездное небо, а впереди ночная дорога. Мы должны убежать подальше отсюда, а потом думать, что нам делать дальше.

© Copyright: Юлия Блассэм, 2016
Свидетельство о публикации №216022000995

Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении

Другие произведения автора Юлия Блассэм

Рецензии

Написать рецензию

Другие произведения автора Юлия Блассэм

Избранные дамские каламбуры

Людмила Кац

* * *
Тему ЗАДАМ, струны ЗАДЕВ:
Выпьем ЗА ДАМ, а также ЗА ДЕВ!

* * *
Бывает, в зеркало смотрю И НОЮ:
Себя хотела видеть бы ИНОЮ…

* * *
Мы говорили С ЭКС-МИНИСТРОМ
О том, как вреден СЕКС МИНИСТРАМ…

* * *
Ищу я фотоОБЪЕКТИВ, НО —
Прошу Вас, дайте мне другой,
Чтоб отражал он ОБЪЕКТИВНО
Меня худой и молодой!

* * *
Постигая дамские причуды,
Сделайте заметку, господа:
Иногда слова  "ИДИ ОТСЮДА"
Означают  "ИДИОТ, СЮДА"!

* * *
Попасть на вожделенный трон
Поможет мне один патрон.
Вот план, надежный и простой:
Патрон мне нужен. Холостой!

* * *
По-видимому, дал Создатель маху,
Снабдив мужчин картиной искаженной,
И, на одетую взирая Маху,
Мужчина видит Маху обнаженной…

* * *
Виляя на ходу хвостом И ГРИВОЙ,
Иду по жизни поступью ИГРИВОЙ,
Но ты учти, что будет неучтиво
Честить меня за это в хвост и в гриву.

* * *
Добавила я перчика В РАГУ,
Приправила салат зеленым луком.
Чтоб я свой ужин отдала ВРАГУ?
Да не дождется, будь он даже другом!

* * *
Вчера за СТОЛИКОМ сидела С ТОЛИКОМ –
Известным бабником и алкоголиком,
Хотелось многое сказать мне ТОЛИКУ,
Но я лишь малую сказала ТОЛИКУ.

* * *
А я певица молодая и НЕСПЕЛАЯ,
И песню лучшую свою еще НЕ СПЕЛА Я,
Слегка застенчивая, робкая, НЕСМЕЛАЯ,
И слова громкого произнести НЕ СМЕЛА Я…

* * *
Пока еще не очень ПОЖИЛАЯ,
Но все-таки на свете ПОЖИЛА Я,
А ежели слагается стишок,
То порох есть!

как пишется иди отсюда, вместе или раздельно?

Хотя бы порошок…

* * *
С тех пор, как назвала тебя я СУЖЕНЫМ,
Досуг мой стал в известной мере СУЖЕННЫМ,
И то с обедом я вожусь, то С УЖИНОМ –
Не есть по-холостяцки колбасу же нам!

* * *
Остановила выбор на ВИТАЛИИ.
Случайно познакомившись В ИТАЛИИ,
Мы с ним на пару в облаках ВИТАЛИ, И —
Слегка я в бедрах раздалась и в талии!

* * *
О мужском толкуете О ПРАВЕ?
Бриллиант дает порою трещину,
Сохраняйте в дорогой ОПРАВЕ
Вашу драгоценнейшую женщину!

* * *
Хочу порядок в нашей хате
Построить на матриархате,
И будет не плоха та хата,
Где торжество матриархата!

* * *
Не из сказки, а ИЗ БЫЛИ
Знаю я наверняка:
Из пылающей ИЗБЫ ЛИ,
Из тюрьмы, из кабака –
Даме вытащить по силе
СтОящего мужика!

* * *
Однажды он принес цветы
И произнес: МЫ ЖЕ НА ТЫ!
Потом сказал: ПОРА, ЖЕНА ТЫ!
Пятнадцать лет, как МЫ ЖЕНАТЫ,
Итогами ПОРАЖЕНА ТЫ?

* * *
Мечтаю я, как многие ИЗ ДАМ,
Что книжицу когда-нибудь ИЗДАМ,
Чтоб люсики мои и каламбуры
Пополнили склады макулатуры…

© Copyright: Людмила Кац, 2009
Свидетельство о публикации №109102107405

Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении

Другие произведения автора Людмила Кац

Рецензии

Написать рецензию

Прочитала ваши каламбуры по эл.почте и через Веру Рехтер вышла на вас.
Очень рада.
А вот мои каламбуры:
http://www.stihi.ru/2016/04/19/7092
Всего вам доброго.

Кира Зискина   09.10.2017 21:35   •   Заявить о нарушении

+ добавить замечания

Кира, я всегда рада "друзьям по несчастью". Спасибо за отзыв!

Людмила Кац   11.10.2017 23:14   Заявить о нарушении

+ добавить замечания

На это произведение написано 157 рецензий, здесь отображается последняя, остальные — в полном списке.

Написать рецензию     Написать личное сообщение     Другие произведения автора Людмила Кац

Как пишется "отсюда" или "от сюда"?

Отсюда как пишется

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *