В русском языке вопрос о написании раздельно, слитно или через дефис настолько каверзен и сложен, что иногда в словарях, учебниках и других, вроде бы достойных доверия источниках, встречается ложная информация. Вот в таком, например, сочетании, как «белым-бело» – каков правильный вариант?

Береза (листья)

Не слитно точно; а с дефисом или без – как правильно написать «белым-бело»?

Словосочетания-«провокаторы», создающие ложное мнение, что «белым-бело» нужно писать раздельно:

Вроде бы есть такое правило: сочетание слов, где одно усиливает значение другого, можно (именно можно, внимание!) написать раздельно. Ведь такие варианты, как «дура дурой», «дурак дураком», «тупица тупицей» пишутся именно раздельно. Но это написание допустимо только тогда, когда одно и то же существительное идёт в разных падежах, конкретно – сначала в именительном, потом в творительном.

Эти выражения и создают иллюзию, что такие сочетания как «белым-бело», «черным-черно» тоже пишутся раздельно. А ведь это единственный допустимый вариант сочетания существительных, когда написание – не слитно и не через дефис. Если существительные разные (или совсем разные, или одно образовано от другого) и оба в именительном падеже, то написание уже строго через дефис. Например – «красавица-раскрасавица», «умница-разумница».

Правильное написание «белым-бело» как сочетания слов усилительного характера

Любые сочетания слов усилительно-экспрессивного характера, кроме вышеупомянутого варианта (одно и то же существительное в именительном и творительном падеже) пишутся строго через дефис.

Абсолютно ясно, что «белым» и «бело» вовсе не существительные, это два прилагательных (каким? – белым, каково? – бело), к тому же падежи не именительный и творительный. Так что:

Правильно пишется: белым-бело

Нужно обязательно добавить, что и другие сочетания, такие как: сочетания наречий, глаголов, существительных (кроме случаев вида «дура дурой»), прилагательных, существительных и прилагательных – все они пишутся тоже только через дефис:

  • постольку-поскольку – два наречия;
  • думать-передумать – два глагола;
  • волк-волчище – два существительных;
  • страсти-мордасти – два разных существительных;
  • синий-пресиний – два прилагательных;
  • день-деньской – существительное и прилагательное.

Значение слова ПРЕБЕЛЫЙ в Толковом словаре Ефремовой

Серая лента скованного крепким морозом шоссе набегает на капот автомашины. Почти неслышно шуршат на большой скорости покрышки. Рыжая лисица выскочила на опушку леса, сторожко повела ушами, воинственно подняла хвост, но тотчас же метнулась назад. И снова тихо. Припорошенные поземкой мохнатые ели стоят по обеим сторонам дороги. Считанные километры остаются до Ржева, куда держим мы путь.

Словно ковром устлана сейчас земля. Белый-пребелый снег, мягкий и удивительно чистый, лишь чуть-чуть, когда уж сильно присмотришься, лежит повсюду: на опушках и лесных проталинах, на ветвях вечнозеленых елей и сосен. Какой он удивительно пушистый и нежный, и как эта нежность сочетается с его белизной. Двадцать пять лет не был я в этом краю, не видел этого густого леса, но кажется мне, что он остался таким же, точно каким и был, только широкое асфальтированное шоссе заменило узкую дорогу с выбоинами на проезжей части. Но что-то заставляет мучительно задумываться. «Снег! – восклицаю я про себя. – Он тогда не был белым-пребелым». И память с предельной точностью возвращает все то, что было здесь более четверти века назад, когда южнее Ржева кипели не на жизнь, а на смерть жестокие бои с фашистами. Машина мчится сейчас по тем самым местам, откуда до линии фронта было рукой подать. Тогда тоже стояли морозы и мела легкая поземка. По дороге к переднему краю подтягивались видавшие виды полуторки и трехтонки подпрыгивали на ухабах и рытвинах, тянулись конные обозы. Пешим строем шли пехотинцы из резервных частей. Земля ухала и стонала от взрывов. Еще не нюхавшие пороха ребята в не по росту пригнанных шинелях с опаской оглядывались, когда проносились над их головами снаряды и мины. А снег… он был в тот день красным от человеческой крови.

Что такое пребелый, что значит пребелый.

На нем стыли солдатские трупы, в беспорядке валялись перевернутые повозки, чернели остовы сожженных танков. Исхлестанные осколками, жалобно стонали ели и сосны, а то и рушились на землю, вырванные с корнями на месте падения крупнокалиберных фугасок. Раненых было так много, что транспорта в батальонах и полках хватало лишь для эвакуации с поля боя самых тяжелых. Те, кто был ранен легко и мог идти, добирались в медсанбаты пешком.

В километре от наших траншей на рыжем стволе поваленного дерева сидел смуглый небритый солдат с двумя треугольниками сержанта в петлицах, изодранной, подгоревшей снизу шипели и правой рукой в пропитанных кровью бинтах.

– Эй, дорогой друг, – окликнул он меня, – будь добрым человеком, достань из моего кармана кисет, может, еще потрусить оттуда что можно.

– Угостись моим табачком, – предложил я и помог свернуть ему самокрутку. – Где это тебя так?

Смуглое лицо сержанта с жестким восточным разрезом глаз вдруг потемнело.

– Понимаешь, какая глупость, если бы хватило солдатской мудрости, я бы сейчас этих бинтов не носил. У меня в отделении бойцы, ты знаешь, какие бойцы? Один богатырь другого богатыря лучше. Кто первым брал вражескую траншею? Мое отделение брал. А потом я высунулся над бруствером и сам видишь, что получилось. Мои богатыри в наступление дальше пошли, я тоже хотел с ними с этими бинтами остаться. А командир: «Иди, иди медсанбат». Вот я и иду, а они воюют. Думаешь, не обидно? Еще как обидно. Приеду на родину, а меня спросят: «Как ты там воевал, Муртаз?» А что я землякам отвечу? Скажу, из-за глупой башки пулю от снайпера получил? Разве это ответ для мужчины?

– Успокойся, – прервал я его, – ведь наша армия еще не на Берлин наступает. Хватит впереди и на твою долю боев.

– Правильно говоришь! – оживился сержант. – Много, много еще впереди, и Муртаз успеет отличиться так, чтобы детям не было за него стыдно. Слушай, у тебя есть дети?

Я отрицательно покачал головой.

– Нет.

– А у меня есть. Два мальчика. Одному четыре годика, другому пять. Я в Самарканде живу. – Его черные глаза вдруг потускнели, и самокрутка замерла в жестких пальцах с каемкой земли под ногтями. Только синеватый дымок расплылся над обшлагом шинели. – Ты знаешь, как хочется их увидеть? Страшное дело война, с нее не все возвращаются. Только лучше совсем не вернуться, чем вернуться в родной кишлак или город трусом. Ты верно сказал, добрый человек: боев впереди много. Только знаешь о чем Муртаз часто думает? Вот об этом снеге. На нем убитые наши товарищи сейчас лежат, и он красный от крови. Он нам сейчас кричит: идите вперед! Сильно кричит. А я хочу видеть его другим: белым-пребелым. Таким, как наш хлопок в моей родной Зеравшанской долине!

Тридцать лет прошло после этой встречи. Я почему-то верю, упрямо верю, что, преодолев на своем пути все солдатские невзгоды, может быть еще не однажды побывав в госпиталях, Муртаз с орденами на груди возвратился в родной Самарканд. Давно уже выросли его дети и трудятся во славу нашей земли. А снег… он сейчас именно такой, каким хотел его видеть мой случайный знакомый, как и тысячи других воинов: он белый-пребелый, совсем как хлопок в далеком и солнечном Узбекистане.

загрузка…

Прибелый или пребелый

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *